СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

Не нужно быть
супер-героем, чтобы быть в центре внимания.

Максим Журило
раскрывает секреты успеха

Максим Журило

Максим Журило — основатель школы правильного бега I Love Running, школы плавания I Love Swimming, велошколы I Love Cycling, школы лыж I Love Skiing. Многократный участник Ironman, первый россиянин, переплывший Гибралтар.
Максим, начнем стандартно: расскажи читателям, с чего все началось.
Попробую коротко: я был простым парнем, жил, никого не трогал, выпивал время от времени, иногда даже курил. С возрастом стал набирать вес, из-за чего мне, прямо скажем, перестало нравится мое отражение в зеркале. Лет 6 назад пришло понимание, что нужно заняться хоть какой-то физической активностью. Купил абонемент в фитнес-клуб, походил пару недель — да так и забросил.
Сколько ты тогда весил?
Примерно 100 кг — и, понятно, не мышечной массы. Сейчас мой вес 77 кг. Фитнес-клуб не сработал, решил попробовать бег — никому не рассказывая, просто выйти и побегать. И знаешь, что понял? Что слаб, не могу пробежать даже 10 километров, для меня это оказалось невыполнимой задачей. А ведь десятка — это достаточно базовая вещь. Итак, появилась четкая цель — чтобы выполнить ее, я каждое утро бегал вокруг дома, по кварталу. В итоге я покорил десятку. Тут случилось самое интересное: мне так понравилось, что я уже не мог остановиться — пришлось ставить новые цели.
Какие?
Марафон — 42 км — самая большая беговая дистанция в олимпийской программе. Поискал в интернете, какие бывают марафоны. Это ведь сейчас марафоны — модная история, а в 2008-м в России о них вообще толком ничего не знали. Я когда говорил друзьям, что хочу пробежать марафон, все спрашивали: «Это сколько? 5, 10 километров?» Узнавали, что 42, чуть в обморок не падали, правда: «С ума сошел?» Такая реакция еще сильнее заводила. Решил, что мелочиться ни к чему и нужно выбирать лучший марафон: если вдруг и помру на дистанции, то пусть это будет хотя бы самый крутой марафон в мире.опенгагене. Там было еще круче, навороченнее и непонятнее.
То есть нью-йоркский?
Именно. Я подготовился и пробежал его. Нью-йоркский марафон — дело такое: любой участвующий навсегда изменит свое отношение к спорту. Там суть даже не в беге как таковом, а в единении людей: в нем участвуют 50 тысяч человек всех возрастов и национальностей, два с половиной миллиона болельщиков, буквально весь город отдан бегунам. Я такого никогда не видел. Меня «переключило».
Потрясающе.
Не то слово. Повторюсь: это уже 2009-й, а у нас в стране еще никто массово не бегал, на бегуна смотрели как на чокнутого. Я вернулся и поставил себе новую цель: пробежать все большие марафоны — Лондон, Чикаго, Берлин. Собственно, и пробежал, год за годом. Бег стал стилем жизни. Я теперь не мог представить себе будни, в которых я не готовлюсь к чему-то, у меня всегда под рукой был ответ на вопрос: «Какая у тебя цель?»
Как ты совмещал тренировки с работой?
Я тогда работал в консалтинге, в компании Business Relations. Мы устраивали семинары, тренинги, занимались обучением персонала. Постоянно находился в разъездах — особенно если контракт был, например, с «МегаФоном», у которого представительства есть и на Дальнем Востоке, и в Сибири. Вот я летал в Сибирь раз в 2 недели, потом на Дальний Восток. Но это не было помехой для тренировок, я составлял себе график: если знал, что на этой неделе полечу в Новосибирск, ставил на эти дни беговые тренировки, потому что в Новосибирске бегать не проблема — взял кроссовки и побежал. А на те дни, что в Москве, ставил плавание и велосипед.
Вдохновляет. В данный момент к чему готовишься?
Когда я разобрался с бегом, на горизонте появился триатлон. Сейчас готовлюсь к Celtman! в Шотландии, это эпический старт.
Это гонка Ironman, верно? Расскажи про нее подробнее.
Это серия гонок по всему миру с всегда одинаковой дистанцией: почти 4 км вплавь, 180 км на велосипеде и в финале 42 км бегом. Нон-стоп, всегда в таком порядке. Ironman обычно проводят в маленьких живописных городах, ибо в большом городе такое сложно устроить. Кстати, про Ironman я узнал как раз на марафоне в Нью-Йорке.
Как это случилось?
Только что финишировал; сижу себе на бордюре в Центральном парке, отхожу, размышляю: целый год готовился, занимался, и тут бац — медаль висит на шее. Что дальше-то? Рядом сидят два парня, американцы, спрашивают: «Пробежал? А чего такой потерянный?» Я объяснил, в чем дело, они смеются: «Ну так начинай готовиться к Ironman!»
Забавно: вообще не бегал — и в итоге пробежал марафон. А что с плаванием и велосипедом?
Я никогда не плавал. Ну разве что «сочинским брассом». Понял, что 4 километра буду плыть до самой ночи. А там еще 180 километров на велосипеде — это как до Твери примерно. То есть после 42 километров бегом я вообще не понимал, как такое возможно. Был уверен, что такое могут человек пять во всем мире.
Люди умирали во время гонки?
Были случаи. Но эти самые люди могли точно так же умереть на улице.
Но там такие мощные нагрузки — нельзя же не принимать их во внимание!
Безусловно, но человек туда идет подготовленным, а не «вчера узнал, сегодня побежал». Во-первых, участников проверяют. Во-вторых, есть регистрационный взнос — у Celtman! в этом году 300 фунтов, например. Словом, подавляющее большинство подготовлены, у них есть план, они знают, на что подписались.
Сколько людей доходит до финала?
Достаточно много. Кроме, собственно, уровня подготовки, многое зависит от погодных условий. Взять, например, прошлогодний Ironman во Франкфурте: обычно там сильно жарко не бывает, но в 2015-м в день гонки было +38. Представь только: июль, старт в 7 утра, участники плывут где-то полтора часа, то есть в 8:30 выходят из воды и садятся на велосипед. На нем в среднем 6-6.5 часов — то есть как раз к 14:00 часам дня выходят на беговую дистанцию. Это же самая жара! А тебе бежать 42 километра. Помню мой первый Ironman в Австрии в 2012-м: тоже жара, +35, примерно треть участников не добралась до финиша. 3 тысячи стартовало, 2 финишировало. Скорые регулярно ездили, увозили кого-то.
Сколько у тебя уже таких гонок за спиной?
Пять.
Ничего себе! Ты прекрасно понимаешь, что ждать от организма на дистанции?
Я прекрасно понимаю, что Ironman — это не статичная штука, и то, как я выступил в прошлом году, абсолютно не имеет отношения к тому, как я выступлю в этом. Можно ведь набрать 30 кг — и все, ты уже не участник. Это как Олимпиада: если выиграл золото, это не значит, что к следующей можно не готовиться.
Максим, марафоны покорил, гонки Ironman тоже. Но я знаю, что ты еще и первый русский, переплывший Гибралтар.
Да. Это было после моего второго Босфора. Мне нужна была новая цель, и я открыл для себя Гибралтар: нужно проплыть 17 км между двумя континентами, из Испании в Марокко. Главная сложность — помимо расстояния — сильное боковое течение из Атлантики в Средиземное море. Плыть нужно быстро, иначе тебя снесет куда-нибудь в Ливию (смеется). Для регистрации есть специальная организация, которая требует целый пакет документов, в том числе для пересечения границы. Пока я готовил документы, выяснилось, что я первый русский, кто зарегистрировался. Словом, отличная цель.
Слов нет.
При том что его всего около человек 300 переплыло.
Многие не доплывают?
Да, многие не успевают, их сносит течением. Рядом с участником постоянно плывет лодка, в которую его, если что, и забирают. Кстати, всего на участие выдают 50 разрешений в год.
Взносы сумасшедшие, наверное?
1000 евро примерно. Но ты там один, считай, а вокруг тебя целая команда. Ironman 600 евро стоит — но там 3 тысячи участников.
Расскажи, как это все происходит?
Тебе вручают карту, на которой капитан отмечает точки маршрута, соединяет их, указывает время старта, примерное время финиша. На заплыв нужно приехать на неделю, потому что никогда не знаешь, в какой именно день поплывешь: там очень сильные ветра и переменчивая погода. Приезжаешь на место, знакомишься со своей командой. Каждый вечер тебе звонят и сообщают, будут ли завтра пробовать или нет. Меня пустили только на четвертый или пятый день. Старт был рано утром: ты начинаешь плыть в темноте, встречаешь рассвет — красота неописуемая, горы, дельфины рядом плывут…
Невероятно! Так, давай передохнем немного, вернемся в прошлое и поговорим теперь о твоем бизнесе.
Идея родилась из собственного опыта. Спорт увлекал меня все больше, он начал структурировать мою жизнь: все время есть цель, четкий ритм, есть куда стремиться. Мне нравилось, что я выбрался из болота, в котором большинство тонет изо дня в день, — «работа, дом, работа, дом, ой, пятница, давайте пойдем пить, ой, понедельник». Вот эта трясина превратилась в структурированную конструкцию. Теперь нужно было поделиться этим с другими.
С кого начал?
Сначала интерес проявили друзья и коллеги. Они видели, что я куда-то все бегаю, езжу. Стали задавать вопросы в духе «какие кроссовки лучше?», «сколько нужно бегать в неделю?», «смогу я через две недели пробежать марафон?» Каждому я что-то в силу своего опыта объяснял. Мне, в свою очередь, помогала пара тренеров, с которыми я уже успел позаниматься, и знакомый врач.

Я выступал своеобразным центром рекомендаций для друзей. В какой-то момент надоело каждому одно и то же рассказывать, особенно впустую: ты ему объяснил, он не запомнил и все сделал по-своему. Решил собрать таких людей: «Вот вам, ребята, тренер, вот врач, вот цель — полумарафон, вот конкретный срок — семь недель. Кто готов — добро пожаловать». И посчитали, сколько нужно денег, чтобы заплатить тренеру, арендовать стадион, раздевалки и т.п. Сейчас семинедельный курс в Москве стоит 13 500 рублей с человека.
За такой комплексный подход — считай, даром. Проект окупается?
Да. Сначала было еще меньше, мы долго не поднимали цены. Понимаешь, не было цели что-то зарабатывать — была цель просто собрать людей и выйти на уровень окупаемости проекта. Потом начали делать майки, прочий мерч. Дальше — за счет объемов — начали открывать филиалы. Сейчас филиал I Love Running есть даже в Дубае.
Здорово. Какие цели у бизнеса в перспективе?
Продолжать расти. Мы начинали с нуля, идея была одна — вовлечь, показать, расширить горизонт, чтобы человек попробовал и решил, подходит это ему или нет. Мы верим в увлеченность людей, деньги не стоят во главе угла. С каждым годом количество желающих удваивается, утраивается. Приходится искать новых тренеров, многие из которых находятся под сильным влиянием советской школы. С одной стороны, это хорошо: у них есть фундаментальные понятия. С другой — плохо: они не адаптированы к работе со взрослыми людьми, забывают, что тренируют не подростков, а состоявшихся бизнесменов, управляющих, банкиров и т.д.
И диверсификация, конечно. У нас есть школы плавания I Love Swimming и велошкола I Love Cycling — их тоже нужно развивать.
Ты лично участвуешь в отборе людей? Даже, скажем, social media менеджера?
Да. Мне важно, чтобы он был в теме, чтобы он бегал и чтобы при этом разбирался в social media, — только тогда это работает. Таких найти непросто.
А у тебя лично какие цели? Трудно представить, какой подвиг может хотеть совершить человек после пяти гонок Ironman, Гибралтара и многочисленных марафонов.
Я сейчас на лыжи засматриваюсь. Этой зимой мы открыли I Love Skiing, зиму я провел на лыжах и получил невероятное удовольствие. Мы ездили в Финляндию на лыжный марафон в Хиихто.
Сколько это, тоже 42 км?
50. Я пробежал 2: классикой и коньком.
То есть как, два дня подряд?
Да. Но на лыжах проще, нет такой ударной нагрузки, как в беге. Мне так понравились лыжи, что на март 2017-го я запланировал Васалоппет — это лыжная гонка в Швеции, классика, 90 километров, «королевский» марафон. Не Гибралтар, конечно, куда популярнее: его много людей прошло, но лично для меня это все равно вызов.
Что еще… Из такого, чтобы в режиме «турбо», — это плавание, план на 2018-й. Хочу «сделать» все основные проливы — это соревнование называется 7 Oceans. Ближайшая цель — пролив Кука, Новая Зеландия.
Тоже ведь недешевое удовольствие. Ты, наверное, финансы рассчитываешь, исходя из соревнований?
Ну да. На самом деле это само по себе испытание — готовиться финансово. У меня изменились приоритеты касательно денег. Раньше как было? «Зачем новые кроссовки покупать, лучше в старых побегаю». А сейчас не так: сейчас, если я бегаю, то мне хочется бегать в самых крутых кроссовках, если велосипед, то должен быть очень хороший — пусть он стоит, как полмашины, но он того стоит. Я не покупаю еще один телевизор — мне это не нужно. На что еще тратить деньги, как не на то, что тебе нравится? В этом плане на меня сильно повлияла Норвегия: я там как раз проходил Norseman – одну из самых сложных гонок Ironman в мире.
Почему?
Из-за природных условий. Плавание, например, проходит в воде температурой +10, потом велосипед с огромным набором высоты, бег с финишем на горе. Я прошел его в августе.
Не перестаешь удивлять. А как ты отдыхаешь? От всего — от спорта, работы, жены?
Вот как раз в этом смысле Норвегия на меня и повлияла. У норвежцев есть домики в лесу — без отопления и иногда даже без света, — куда они уезжают уединиться, побыть наедине с природой и самими собой. Я тоже так делаю теперь периодически, уезжаю куда-нибудь за город. Отдых для меня — уединение.
Расскажи про свой распорядок дня.
У меня правило: проснуться нужно не в тот день, в который ты лег. То есть я стараюсь лечь в 22:00-23:00 примерно, чтобы проснуться в 6-7 утра соответственно.
Ты следишь за питанием?
Не особо, просто стараюсь поменьше есть всякой гадости: минимум обработки, никаких полуфабрикатов — если мясо, то мясо, если курица, то кусок курицы. Если овощи, то салат. Ну и поменьше сахара. Это единственный принцип.
Про сигареты я даже не спрашиваю. А что с алкоголем?
Я бросил курить сразу. Вот, кстати, хороший способ быстро бросить курить — начать готовиться к марафону. Само собой происходит. С алкоголем — я как-то решил провести эксперимент: месяц не пить вообще. Месяц не пил — и мне понравилось, я продлил эксперимент еще на два месяца. Потом решил не пить до Нового года, потом еще год. А потом просто в какой-то момент понял, что что-то долго я не пью — почему бы прямо сейчас не выпить бокал красного вина? Теперь если и пью, то только красное сухое — просто разгрузиться.
Что для тебя успех? В чем секрет твоего успеха?
Делать то, что тебе нравится, — как бы тривиально это ни звучало. Вот ты часто берешь интервью у иностранцев — заметил, наверное, что в западной культуре принято постоянно пробовать новое в жизни. В первые два года университета они могут изучать все, что им нравится, — и биологию попробовать, и историю искусств. Так они становятся разносторонними людьми, с которыми можно поговорить практически на любую тему. А у нас? Вот я окончил физико-математический лицей и поступил в МИФИ, и все, что я знаю, — физика, математика, матанализ. Я к тому, что нужно пробовать себя, искать, находить то, что нравится. Успех — это найти себя.
В твоей жизни есть что-то или кто-то, ради чего или кого ты прямо сейчас бросишь спорт?
Конечно. Жена и близкие.
И последний вопрос, который я задаю всем героям: как пахнет твой успех?
Нет, не тем, чем вы могли подумать (смеется). Для меня успех пахнет весной — это время, когда люди просыпаются после зимней спячки и начинают бегать.
~
После такой беседы есть над чем подумать — в голове много мыслей, идей и вдохновения. Одно прямо сейчас ясно точно: Максим Журило — истинный супергерой, завоеватель, обладающий внутренней силой и страстью к преодолению препятствий.

Тем удачнее его выбор аромата — Mugler A*Men Pure Malt как раз вдохновлен образом супергероя, перенесенного из мира комиксов в мир реальный. Кому, как не Максиму, знать, что такое успех и каков он на вкус и запах.

Именно поэтому он выбрал для себя Mugler A*Men Pure Malt — символ пересечения элитного алкоголя и высокой парфюмерии. Его выбор особенно примечателен потому, что сам Максим по понятным причинам алкоголь не употребляет, — мы думаем, он компенсирует его отсутствие в своей жизни нотами виски, присущими A*Men Pure Malt!
~